Виталий Уткин

юрист
+7 986-933-15-74
hieroglyph7@gmail.com
     

Судебная практика за январь 2018


Наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную по ст.ст. 10 и 168 Гражданского кодекса РФ.

Но для этого речь должна идти о сделках с пороками, выходящими за пределы правовых режимов оспаривания сделок с предпочтением или подозрительных сделок по специальным правилам законодательства о банкротстве. Иной подход приводит к тому, что содержание ч. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве теряет смысл, так как полностью поглощается содержанием норм о злоупотреблении правом и позволяет лицу, не оспорившему подозрительную сделку, обходить правила о возможности заявления возражений только на основании вступившего в законную силу судебного акта, что недопустимо.

(Определение Верховного Суда РФ от 24.10.2017 N 305-ЭС17-4886 (1))

 

Заявленное кредитором после признания должника несостоятельным (банкротом) требование о государственной регистрации перехода права собственности на спорное здание, включенное в конкурсную массу должника, по сути, направлено на исключение этого объекта недвижимости из конкурсной массы.

Рассмотрение такого требования вне рамок дела о банкротстве недопустимо, поскольку в нарушение требований законодательства о банкротстве может привести к удовлетворению требований кредитора во внеочередном порядке, преимущественно перед требованиями иных конкурсных кредиторов должника, которые вправе претендовать на удовлетворение своих требований за счет всего имущества должника, собственником которого он является. Поэтому такое требование подлежит оценке и трансформации в денежное и удовлетворяться в ходе дела о банкротстве в общем порядке.

(Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2017 N 305-ЭС17-12927)

 

Действующее законодательство допускает защиту конкурсной массы как путем предъявления арбитражным управляющим иска о признании недействительной первой сделки об отчуждении имущества должника и применении последствий ее недействительности в виде взыскания стоимости отчужденного имущества с первого приобретателя, так и путем предъявления иска об истребовании этого же имущества из незаконного владения конечного приобретателя.

Виндикационный иск не подлежит удовлетворению, если к моменту его рассмотрения стоимость вещи уже будет полностью возвращена должнику стороной первой сделки. В иных случаях допускается вынесение двух судебных актов (о применении последствий недействительности сделки путем взыскания стоимости вещи с первого приобретателя и о виндикации той же вещи у конечного приобретателя). При наличии таких судебных актов, если один из них будет исполнен, исполнительное производство по второму оканчивается судебным приставом-исполнителем.

(Определение Верховного Суда РФ от 09.10.2017 N 308-ЭС15-6280)

 

Суд при наличии объективной возможности исполнить обязательство по поставке товара не может отказать в удовлетворении иска об исполнении должником этого обязательства в натуре только на том основании, что оно очевидно не может быть исполнено в срок, указанный в иске.

В такой ситуации суд должен установить срок, в течение которого обязательство объективно должно быть исполнено.

(Определение Верховного Суда РФ от 30.10.2017 N 305-ЭС17-10397)

 

Пункт 2 ст. 1107 Гражданского кодекса РФ, содержащий отсылку к правилам исчисления дохода применительно к положениям статьи 395 ГК РФ, устанавливает упрощенный порядок доказывания минимального размера дохода при денежном обогащении, не ограничивая при этом права истца на взыскание дохода в большем размере по правилам п. 1 ст. 1107 Гражданского кодекса РФ при условии доказанности соответствующего превышения. В таком случае доход, указанный в пункте 2, носит по отношению к доходу, определенному пунктом 1, зачетный характер.

Под доходом по смыслу п. 1 ст. 1107 Гражданского кодекса РФ понимается чистая прибыль обогатившегося лица, извлеченная из неосновательно сбереженного имущества, то есть полученная им выручка за вычетом расходов, понесенных в целях извлечения конкретного дохода.

(Определение Верховного Суда РФ от 02.10.2017 N 305-ЭС17-7967)

 

В соответствии с п. 1 ст. 207 Гражданского кодекса РФ срок исковой давности по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после начала течения срока исковой давности по главному требованию, считается истекшим с истечением срока исковой давности по главному требованию.

(Определение Верховного Суда РФ от 16.10.2017 N 302-ЭС17-7699)

 

При определении характера построенного здания в качестве жилого дома для целей выяснения наличия признаков самовольной постройки следует учитывать, что размещение в доме автомойки и автохимчистки и отсутствие в планировке дома характерных для жилых домов помещений таких как кухня свидетельствуют против жилого характера возведенного дома. Регистрация в спорном строении членов семьи собственника, а также указание в кадастровом паспорте на жилой характер дома также сами по себе не предопределяют данный вывод

(Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2017 года N 59-КГ17-11)

 

При возникновении спора о подлинности подписи стороны на договоре и представлении для проведения экспертизы свободных образцов подписи ответчика на тех или иных документах как самим ответчиком, так и истцом направление судом на экспертизу лишь образцов, представленных ответчиком, с отказом приобщать к делу и направлять на экспертизу образцы подписи ответчика, представленные истцом, неправомерно.

(Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2017 года N 77-КГ17-23)

 

Если объект недвижимости выбыл из собственности и владения публичного образования на основании постановления, подписанного уполномоченным чиновником такого образования, факт недействительности такого постановления и заключенных на его основе договоров не свидетельствует о выбытии имущества из владения публичного собственника помимо его воли.

Следовательно в силу ст. 302 ГК РФ иск публичного образования о виндикации имущества у добросовестного возмездного приобретателя подлежит отклонению.

(Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2017 года N 14-КГ17-21)

 

В силу п.3 ст.222 ГК РФ иск о сносе самовольной постройки, право собственности на которую зарегистрировано в ЕГРП за ответчиком, мотивированный отсутствием необходимого разрешения на строительство, не подлежит удовлетворению в случае, если осуществившее самовольную постройку лицо имеет права в отношении земельного участка, на котором возведена постройка, допускающие строительство данного объекта, постройка соответствует обязательным параметрам и иным требованиям, а сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан. В связи с изложенным для правильного разрешения спора о сносе самовольной постройки суду следует дать оценку вопросу о соответствии либо несоответствии этой постройки признакам, указанным в п. 3 ст. 222 ГК РФ.

(Определение Верховного Суда РФ от 05.09.2017 года N 41-КГ17-15)

 

При рассмотрении иска о сносе самовольной постройки, основанного на фактах превышения этажности возведенного многоквартирного дома параметров, установленных в разрешении на строительство, суду надлежит установить, соответствует ли многоквартирный дом целевому назначению и разрешенному использованию земельного участка, на котором он расположен, правилам землепользования и застройки в соответствующем городе, соответствует ли объект недвижимости градостроительным, пожарным, санитарным нормам и правилам, не нарушает ли он права и законные интересы третьих лиц. Эти обстоятельства могут подтверждаться экспертизой.

Если эти критерии соблюдены, в иске о сносе самовольной постройки может быть отказано.

(Определение Верховного Суда РФ от 29.08.2017 года N 18-КГ17-95)

 

 


На главную